Hellblade: Senua’s Sacrifice

Hellblade: Senua’s Sacrifice: Обзор

Актуально для платформы: PC

У них была команда из двадцати человек, движок Unreal Engine 4, несколько экспертов на добровольных началах, штатный видеомонтажёр в роли главной героини, а ещё микрофон, способный записывать пугающе объёмный звук голоса. Не то чтобы это было нужно для создания первого в мире инди-блокбастера, но раз уж начал производство, то иди в своём увлечении до конца. Единственное, что вызывало беспокойство, — студия захвата движений. Потому что нет никого более беспомощного, безответственного и безнравственного, чем разработчик, тратящий добрую половину бюджета на motion capture.

Как любят мертвецы

Естественно, война не пошла им на пользу. Он сгинул невесть где, а она, насмотревшись на жесть вроде сожжения людей заживо или сажания их на колья, основательно повредилась в уме. Притом что и до описываемых в Hellblade: Senua’s Sacrifice событий не особо ладила с головой. Вот почему путешествие героини в поисках Диллиона подаётся как нисхождение в преисподнюю, или, на скандинавский манер, мир мёртвых Хельхейм. Её преследуют леденящие кровь галлюцинации, голоса и призраки, но всё же Сенуа полна решимости пройти ради любви до последнего круга ада. Даром, что ли, носит меч на поясе?

Перед нами не данный этап так называемой эйфории, поддерживаемой наркотическими веществами, а попытка реконструировать эпос пиктов. Предприняли её авторы Enslaved: Odyssey to the West и DmC: Devil May Cry из компании Ninja Theory. Дело в том, что о пиктской мифологии не известно вообще ничего. И даже с их языком проблема — не обладая собственной письменностью, они использовали огамическую, заимствованную у ирландцев. Что, в свою очередь, создало трудности перевода (простите за каламбур). То есть под вопросом не только сюжеты сказок, которые пиктские бабушки читали детишкам на ночь, но и слова из этих самых сказок. Короче, белый лист — твори что душе угодно. И сотрудники Ninja Theory использовали возможность на всю катушку.

За основу они взяли популярный лейтмотив — путешествие в загробный мир. Подобный вояж предпринял Осирис у египтян, Геракл у греков — почему бы не отправить туда же барышню в боевой раскраске? Её миф строится на постоянном соотношении со скандинавскими преданиями — они здесь даются по чайной ложке за чтение рун на менгирах, щитах и досках. И в этом чужеродном и пугающем мраке девушка видит нечто, касающееся только её и никого больше. Здесь игра пересекается с фильмом Николаса Рефна (Nicolas Refn) «Вальхалла», который разработчики не стесняются цитировать кадр к кадру.

Голоса в голове

Отсюда — первый вывод, который можно сделать об игре: она не для всех. Это на приличном отдалении путешествие Сенуа выглядит слэшером с головоломками. Девушка бродит среди декораций, в которых нельзя заблудиться, тем или иным способом взламывает ворота, а в перерывах между решением загадок дерётся с врагами. Вроде ничего сверхъестественного. Но стоит окунуться в Senua’s Sacrifice с головой, как тебя тут же вышвыривает из зоны комфорта.

Авторы не просто так обратились к теме безумия и привлекли к производству экспертов по психозам. Они превратили симптомы психического расстройства в игровые механики. Как шизофреник наделяет смыслом обычные предметы вокруг себя, так и Сенуа ищет ключи от дверей в случайных формах. Это может быть поломанное бревно, тень на полу, дыра или пятно света на стене, которые очертаниями напоминают руну, запечатавшую створки. Немало безумия кроется и в арках, проход сквозь которые вносит пару косметических изменений в локацию. Вот открылся доселе невидимый пролом, а вот через пропасть перекинулась балка — и можно играть дальше.

То же самое с масками в человеческий рост, позволяющими прыгать из одного измерения в другое. Скажем, в этой реальности верхушка башни разрушена, а забор вокруг неё проломлен, зато в параллельном мире здание стоит целым, будто вчера построено. Как несложно догадаться, головоломки в Hellblade пространственные, связанные с прокладыванием пути и поиском нужных образов. Так что обыгрывать Чернобога в шахматы не потребуется. Такие задачки не назовёшь безумно интересными, но что они получились одновременно и безумными, и интересными — это факт.

Ещё в аду нет подсказок. Вместо них Сенуа прислушивается к голосам в голове: когда надо, шёпоток рекомендует сосредоточиться, повернуть обратно или, допустим, отскочить от атакующего со спины противника. Что здорово помогает в драках, поскольку они, как и головоломки, не от мира сего.

Конечно, внешне фехтование выглядит зрелищно — прямо как в For Honor. Используя всего три кнопки, мы парируем удары, делаем слабые или сильные выпады, пинаем противника, чтобы выбить его из равновесия. Авторы соблюли жанровый минимум. Присутствуют и несколько видов рядовых противников, вооружённых мечами, палицами или щитами, и «боссы», поединки с которыми проходят в несколько этапов и заставляют ладони вспотеть.

Однако механика сражений всё равно прикручена к Senua’s Sacrifice посредством левой резьбы. Блоки здесь — штука настолько неудобная и ненадёжная, что со временем полностью от них отказываешься, полагаясь исключительно на уклонения от ударов. Сколько осталось здоровья у противников — понять нельзя, а поскольку каждого приходится убивать по несколько раз, просто выбрасываешь эти мысли из головы и орудуешь клинком, пока само не пройдёт.

И тебя вылечат…

Выходит, куда ни кинь — всюду клин? Наверняка ведь найдутся люди, которые скажут, что игра прекрасно обошлась бы без драк. Дескать, сюжета, галлюцинаций героини и головоломок вполне достаточно для создания правильной атмосферы. Или те, кто, наоборот, назовёт сценарий бредом пьяного кельта и захочет побольше кровопролития. Кому-то будет не по душе рваный темп повествования: вот мы битый час бродим в мистическом нигде, а вот на нас вываливают вагон врагов — нельзя ли поравномернее? А кого-то раздосадует предсказуемость локаций. Видишь впереди дверь — значит, сейчас начнётся поиск рун, ступил на круглую площадку — ага, готовимся к сражению.

Но у Hellblade всё-таки есть грань, сверкающая одинаково ярко для геймеров разных убеждений и пристрастий. Да простят нас поклонники творчества Quantic Dream и Frictional Games, но так достоверно изобразить помешательство и внутренний мир персонажа не удавалось ещё ни одному разработчику. Захват движений, дизайн кошмаров и актёрская выразительность Мелины Юргенс (Melina Juergens), которая до того только и делала, что монтировала ролики, выше всяких похвал. Боль, отчаяние, безнадёжность, паника, травмы детства и первая любовь — вас будто берут за руку и проводят по краю бездны.

Ощущения усиливает звук. Призрачные голоса раздаются то совсем близко, то в отдалении, справа и слева, иногда прямо за затылком — и тогда Сенуа заглядывает вам в глаза, разрушая пресловутую «четвёртую стену». Если и называть Hellblade: Senua’s Sacrifice шедевром, то по причине напряжённого психологизма. Это более чем весомый повод купить игру и пройти её самостоятельно, а не на YouTube.

За предоставленную копию игры (страница в магазине) отдельное спасибо нашим друзьям из GOG.com.

Плюсы: сюжет с привязкой к историческим событиям; единственная в своём роде реконструкция эпоса пиктов; потрясающий психологизм, достигнутый работой со звуком, дизайном и захватом движений; механики на основе симптомов шизофрении; несмотря на простоту, фехтование выглядит красиво; сложные «боссы» в духе слэшеров «старой школы».

Минусы: головоломки оригинальны, но однотипны; неоднородный темп повествования; много спортивной ходьбы из угла в угол; предсказуемость локаций — всегда знаешь, где будешь решать задачки, а где драться; баги со звуком, которые возникли у автора обзора уже на втором «боссе».

Источники:
http://inarena.ru/rangi-v-rocket-league-na-season-4/

Ссылка на основную публикацию